http://prod1.cnmi_ca.iostructure.com/ru/articles/cnmi_ca/features/2019/09/03/feature-01
| Терроризм

Специалисты по реабилитации продолжают работу с казахстанцами, вернувшимися из Сирии

Ксения Бондал


Женщины-мусульманки участвуют в благотворительной ярмарке. Нур-Султан, август 2019 года. Многие казахстанские женщины были радикализованы в 2012-2014 гг, оставили свои семьи и присоединились к террористам в Сирии. [Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана]

Женщины-мусульманки участвуют в благотворительной ярмарке. Нур-Султан, август 2019 года. Многие казахстанские женщины были радикализованы в 2012-2014 гг, оставили свои семьи и присоединились к террористам в Сирии. [Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана]

АЛМАТЫ -- Психологи, медики, теологи и следователи неустанно занимаются реабилитацией казахстанских женщин, вернувшихся из Сирии в этом году.

28-31 мая власти Казахстана эвакуировали из Сирии 67 женщин и 171 ребенка в рамках последнего этапа спецоперации «Жусан» («Горькая полынь»), направленной на возвращение на родину членов семьи боевиков, вступивших в ряды «Исламского государства» (ИГ).

Эта эвакуация стала уже третьей в этом году. В общей сложности были эвакуированы 524 гражданина Казахстана -- 137 женщин, 357 детей и 30 мужчин.

Вернувшихся женщин отправили в специализированный реабилитационный центр в Актау. Маленькие дети, скорее всего, останутся с матерями, а более старшие будут проходить реабилитацию самостоятельно.

«Наша задача как теологов заключалась в том, чтобы оценить уровень радикализации этих людей, понять представляют ли они угрозу для общества с точки зрения дальнейшего распространения этой идеологии», — рассказал заместитель директора информационно-аналитического центра «Ансар» Тулеген Талдыбаев из Актобе.

Например, если человек прошел обучение в ИГ, знает арабский язык, возможно даже был преподавателем у боевиков, то если ему предоставить полную свободу передвижения, возникает существенный риск того, что он начнет проповедовать радикальные идеи среди населения, считает Талдыбаев, работающий в реабилитационном центре Актау.

«Из более 500 казахстанцев, вернувшихся из Сирии в результате операции “Жусан” [с начала года], около 20 человек имеют серьезный уровень религиозной радикализации. Их нужно отделить от общества и проводить с ними длительную реабилитационную работу», — рассказал Талдыбаев.

«Зараженные»

Когда сотрудники центра реабилитации спрашивают женщин о том, почему они уехали в Сирию, они слышат, в основном, два аргумента, говорит Талдыбаев.

«Первый — из-за ношения религиозной одежды и чтения намаза от них отвернулись родственники, и после этого они [радикализованные] стали посещать экстремистские сайты. Второй — после развода с мужем они не могли вернуться домой, поэтому были вынуждены снова выйти замуж, потом еще раз и так пока не попадали в поле зрения вербовщиков», — рассказывает он.

Если женщины бросают семьи, чтобы уехать к боевикам, то они серьезно больны радикальной идеологией и «заражены» лживыми образами идеальной жизни в исламском халифате, считает директор Института геополитических исследований в Нур-Султане Асылбек Избаиров.

«Мы должны не относиться к этому, спустя рукава, потому что мощная вирусная идеология может дальше распространиться. Эти женщины теперь воспринимаются вдовами шахидов, для тех, кто в нашей стране имеет радикальные религиозные взгляды, будет честью взять их в жены», — пояснил он.

«И это опасно с точки зрения как повторной радикализации этих женщин, так и с позиции распространения этих идей дальше», — добавил Избаиров.

Для реабилитационной работы с экстремистами, по его мнению, эффективен метод «шестеренка».

Он состоит из шести этапов, построен на правильных исламских постулатах и использовании тех же терминов, которые употребляют радикалы, но тут им уже дается правильное толкование.

«Это дает хороший эффект по разубеждению людей», — отметил Асылбек Избаиров.

Перед лицом суда

Две из 67 женщин, эвакуированных из Сирии 28-31 мая, приговорены к тюремному заключению в связи с участием в террористической деятельности.

Одна из них, жительница Актобе по имени Акмарал Алмагамбетова, 32-летняя мать пятерых детей, уже отбывает наказание. В это время двое ее рожденных в Сирии детей будут находиться в детском доме.

Трое старших детей останутся с их отцом, который никогда не был в Сирии.

В конце июля суд Актобе приговорил еще одну казахстанку, 29-летнюю Зарину Акмалаеву, к пяти годам тюремного заключения за пропаганду терроризма и возбуждение религиозной розни.

«Акмарал [Алмагамбетова] туда не попала [в реабилитационный центр Актау], так как из Сирии ее сразу отвезли в актауское СИЗО», — рассказал Талдыбаев.

«Я работал с Зариной Акмолаевой, встречался с ее мамой, разговаривал с 12-летней дочерью Зарины», — сообщил он.

Люди, которые своими глазами увидели ужасы и жестокость членов ИГИЛ, честно обо всем рассказывают: что в Сирии нет никакого халифата, что даже в лучшие времена боевики платили им всего лишь 50 долларов в месяц (19 432 тенге), и эта жизнь хуже, чем на родине.

Операция «Жусан» была очень своевременной мерой со стороны властей, сказал Талдыбаев, добавив, что если люди попадают в сложную ситуацию за границей, государство обязано позаботиться о них.

Вам нравится эта статья?
2
НЕТ
Комментарии 0
Правила оставления комментариев
Captcha